FRPG «Southern house»

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG «Southern house» » игра со временем; » Все боятся мертвых, а надо живых.


Все боятся мертвых, а надо живых.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

- участники: Eva Bathory & Gedeon Burkhard
- время и место действия: зима 2003 года. Швейцария. где-то в отеле, где-то в горах.
- краткое описание событий: у каждого в жизни бывает такой момент, когда хочется побыть наедине с любимым человеком, подальше от посторонних глаз. Эрик и Ева не исключение, поэтому они выбрали тихое местечко в Швейцарии, в надежде спокойно провести уикенд. Но разве это возможно, если твой муж криминальный босс...

+1

2

Из блаженного плена сна Эрика выдернул шум, пусть тот и был едва слышен. Уже много лет Мессер спит очень чутко, просыпаясь от малейшего фонового шума. Иногда он позволяет себе полностью отключится от мира, задернуть шторы, засунуть в уши беруши и спать. Долго, мягко, блаженно. Он любил это дело.  Сны забирали его из реальности, хоть парой были страшнее, чем жизнь. Но сейчас, находясь в отеле среди альпийских вершин, он и не думал о покое, поэтому горничная, пылесосевшая в коридоре, разбудила его. Он, лежавший на животе, первым делом увидел яркое пятно окна напротив.
Оказалось, был уже почти полдень. Солнечный свет заливал спальню номера, добравшись до кровати. Несмотря на январь, грело солнце прилично, оттого и Эрик, и его молодая жена спали неприкрывшись. Мессер повернул голову в другую сторону, посмотрел на Еву. Он не видел, спала ли она, но прекратил все остальные движения, дабы подольше насладиться спокойным дыханием жены. Ева была необычайно красива, когда спала; казалась мягкой, нежной, ласковой. Он не любил женщин, которые прикидывались такими, его скорее радовала холодность и надменность, будь они истинными или наиграными. Но все равно, по-настоящему он любил лишь ту, с которой просыпался, боясь разбудить. И тогда он мог видеть эту грань Евы, которую она может окрыть осознанно лишь ребенку. Наверное. Мессер часто слышал, что жены и матери это разные люди. И признавался сам себе, что ему хотелось бы посмотреть на это с Батори в главной роли.
В дверь номера постучали. Ева никак не отреагировала и он аккуратно встал с постели. Закрыл в комнату дверь и пошел к двери. Без стеснения Мессер, в одних трусах-боксерах, открыл. В коридоре стояла объемная женщина – горничная в преклонном возрасте, тщательно скрытым косметикой. В Швейцарии не принято нанимать на работу инострацев, и если бы это было не так, то там должна оказаться тучная негритянка с ломанным смешанным швейцарским.  Подобное впечатление производила эта женщина. Своим хмурым взглядом она даже заставила Эрика отступись назад, пока он не нашел поддержки в виде вешалки. Горничная заговарила, всем своим видом показывая, что Эрику лучше лишний раз рта не открывать. Говорила она на немецком.
- Фройляйн хотела, чтоб ее разбудили за час до полудня. – Мессера слегка удивило это «фройляйн», термин, которым не пользуются уже с полвека.  Но даже если и так, то Ева ей не девчонка, а  его жена.  Фрау Мессер. Эта чертовка пока еще не взяла его фамилию, предпочитая носить свою, «дворянскую». Но ничего, это вопрос времени. Возможно, разные имена и вызвали у стармодной женщины подозрения, как и юный возраст Евы, оттого она самолично поднялась к ним в номер, а не позвонила.
По лицу женщины отчетливо чисталось намеренье пройти в их спальню и удостовериться, что с девочкой все впорядке.  «Мир сходит с ума, - подумал Эрик, - я же не монстр, чтоб насиловать и убивать женщин в моем же номере. И не псих.» Он рукой перекрыл проход.
- Я сам разбужу свою жену. А вы пользуйтесь телефоном. Пожалуйста . – ответил он женщине на родном немецком. «Пожалуйста» тоже было сказанно не просто так. От наблюдения на оставшиеся дни им не отделаться, но хотя бы ломиться перестанет. Он растянул улыбку, одновременно снимая с ручки вывеску «не беспокоить», и весьма наглядно повешал ее на ручку со стороны коридора. Очень тихо закрыл дверь и обматерил про себя женщину. На полпути Мессер вспомнил, что надо бы и уборную посетить, прежде чем приставать к мягкой, сонной Еве. Он быстро сделал свое дело, наскоро почистил зубы и вернулся в спальню.
Ева лежала все так же, это вселило в Эрика уверенность, что она спит. Он лег на свое место, но просто наблюдать больше не хотелось. Мужчина перекинул прядь волос Евы, оголив ее шею и начал целовать.

+1

3

... Теплая волна с силой рухнула на берег и обрызгала ноги. Она нехотя открыла глаза и зажмурилась. Яркий солнечный свет, он нежно ласкал своим жаром лицо и руки и разливался на поверхности океана. Волны с силой били о берег, а приятный морской бриз нес соленый аромат на своих невидимых крыльях. Белоснежный песчаный берег простирался на несколько сонет метров вокруг. Вдоль берега тянулась полоса мелкой гальки. Где-то вдалеке, средь шелеста волн слышались незнакомые голоса. Слова их были едва различимы, но их смысл все отчетливее доходил до сознания, заставляя неприятному чувству волнения охватить разум. Где-то там, в этом прекрасном краю, оставаясь наедине со своими страхами, ты всегда пытаешься найти дорогу. С целью убежать или догнать, значения не имеет, главное прийти к цели. Аккуратно ступая по мокрому песку, она была все ближе, голоса становились все четче и вот, наконец, она поняла, о чем они говорят, но вдруг, вдалеке, раздался грохот грома. Все закружилось и….
Настойчивый стук разбудил ее, вырвал из яркого плена сна, в котором только что стало хоть что-то проясняться.  Не желая мириться с обстоятельствами, девушка продолжала бороться за право досмотреть видение. Только оно никак не желало возвращаться. Январское солнце пригревало не хуже того, из ее сна, и девушка подавила тяжелый вздох. Ей всегда снились яркие, красочные и живые сны. Иногда они пугали своей правдоподобностью, но сны были единственным местом на свете, где она не стоила планов, не составляла прогнозов, а просто позволяла себе плыть по течению, оставаясь гостьей в мире собственных грез. Но после сегодняшнего видения осталось неприятное ощущение тревоги, именно поэтому ей так важно было узнать, чем там все закончится. Ева слышала, как Мессер покинул комнату, но упорно продолжала делать вид, что спит. Собственно, она и в самом деле пыталась уснуть. Больше всего на свете Батори не любила, когда кто-то наглым образом рушил ее планы. А сейчас происходило именно так.
- Да что же это такое…
Осознав неприятный факт того, что сон напрочь не желал возвращаться, а сама Ева передумала засыпать, девушка стала прислушиваться к голосам за дверью. Грудной женский голос, с какими-то командирскими замашками, говорила что-то про полдень и необходимость кого-то разбудить. Спросонья Батори не сразу поняла, что речь идет о ней. Хлопнув себя по лбу и для больше драматичности возведя глаза к небу, она вздохнула. Мессер терпеть не мог такой бестактности. Ей даже не нужно было прислушиваться к дальнейшему диалогу, чтобы понять, как быстро ее любимый муж выпроводит несчастную женщину. Которая всего лишь на всего так необычно и самозабвенно выполняет свои обязанности.
Голоса в коридоре стихли, а Ева стала вертеться в кровати, пытаясь вспомнить, зачем она просила ее разбудить. На ум приходили самые безумные мысли: начиная с утреней прогулки, а для Батори под юрисдикцию утра попадало любое время суток, когда она соизволяла проснуться. И заканчивая банальным: если их никто не расшевелит, то их номера они выйдут только тогда, когда пора будет ехать в аэропорт. Бессмысленная двигательная активность ни в коей мере не помогла оживить память. Поэтому она просто вернулась к исходной и стала внимательно следить за бликами солнечных зайчиков на противоположной стене спальни. От этого увлекательного занятия ее отвлек Мессер. Его удивительная способность неслышно передвигаться, всегда выводила ее из себя и заставала врасплох. Его теплые и нежные поцелуи, которые сводили ее с ума. Временами Ева ненавидела его за это, за способность, пусть на время, подчинить ее себе.
- У нас были гости? - Она усмехнулась и внимательно посмотрела на мужа.- Чем еще ты занимаешься, пока я сплю?

+1

4

В его планах было только одно - отдохнуть в комании жены. Вдали от работы, разборок, встреч и города, в сердце Альп просто расслабиться, абсолютно ничего не делая. По большому счету Эрику было лень выходить даже на ужин, поэтому предыдушие два дня они заказывали его в номер. Уж такая у него натура, если он решает ничего не делать, то его сложно заставить. В это ничего не входили только секс, душ и подпитка своей завышенной самооценки путем разговоров с Евой. И пусть ей казалось, что порой Мессер умолкает, не найдя что ей ответить, на самом же деле он лишь давал ей самой почувствовать себя в чем-то сильнее. Такой женщине, как его жена, это порой было необходимо как воздух. Ну, конечно, по мнению Эрика.
И все же он был если не счастлив, то рад своей женитьбе. Счастье и все однокоренные слова его давно были выкинуты из разговоров и даже мыслей мужчины; уж такая жизнь. А Ева действительно была отрадой. Красивой, умной и самоуверенной такой отрадой.
Касаясь губами ее шеи, Мессер наслаждался не только солоноватым вкусом ее кожи, но и запахом. Тот был смесью отголоска дорогих духов, ее любимого геля для душа, но особенно выделялся обволакивающий и убаюкивающий аромат сна. Хотелось забыть, что солнце бьет светом, и просто забраться к ней под тонкую простынь, обнять сзади и, придвинув к себе, уснуть снова. Но молодая жена уже проснулась и это значило, что есть два пути: опять ее уморить известными способами или бороться весь день с ее идеями вылезти наружу.
- Твоя подруга вдруг решила что тебе пора вставать. Мы вроде не планировали подъем, м? - Он заглянул в сонное лицо Евы и большим пальцем провел по ее левой брови. Женщины такие забавные, пока не умоются. Батори была похода на волчонка, котрый через час преобразится в волчицу. - Я только проснулся...
Он не успел договорить, как в номере опять раздался стук. Выражение лица Мессера приняло неприятный оттенок, который чаще всего говорил о том, что он кого-то хочет убить.
- Кого еще ты просила нас разбудить? - потеряв всякий тон нежностей спросил мужчна, но не дождавшись ответа, решительно соскочил с кровати и тяжело ступая, что всегда было плохим признаком, пошел к двери.
- Я же просил, не беспокоить! - едва открыв дверь, заорал Мессер снова на немецком. Ему что-то ответили, но как ни странно, дальнейшей ругани не последовало.
Он вернулся в довольно странном состояние, держа в руке конверт. Вроде бы, Мессер стал чем-то обеспокоен, но в тоже время в его глазах плясали адские огоньки.

+1

5

В общем Ева особо не страдала от вполне естествееного для Эрика желания ничего не делать. Она и сама любила тихие спокойные вечера в скромной компании кровати и любимого мужа. Но порой ее деятельная натура брала верх и девушку просто тянуло куда-то пойти, что-то сделать, в крайнем случае сменить пейзаж за окном. Единственным припятствием был Мессер, категорически отказывавшийся покидать номер и упиравшийся всеми четырьмя в дверную лутку. Эрик был твердо намерен до конца отдыха просидеть в четырех стенах, а если муж что-то решил, то проще повернуть земную ось, чем сдвинуть Мессера с места. За последние несколько дней, все еще не теряя надежды расшевелить любимого, она банально устала. Устала переубеждать его, что если они выйдут наружу, небеса не разверзнуться, а курс доллара не упадет. Но все было бестолку, поэтому еще вчера она передумала предпринимать хоть какие то попытки в борьбе с его ленью. В конце-то концов, планы Мессера на эти выходные были совсем не плохи. И по привычке забыла предупредить горничную.
- Я ничего не знаю. – Она невинно захлопала ресницами. - Невиноватая я, оно само.
Подобные приемчики на Эрика, разумеется не действовали, но ее это никогда не олснавливало. В отличие от большинства, мужа она не боялась. И не потому, что была на все сто уверенна, что в случае чего он ее все таки не убьет, а просто из-за особенностей характера. Огня, змей и мужа Ева не боялась, а вот хомячки ее пугали – в самом деле ужасающие создания. За милыми мордочками могло скрываться все что угодно. Когда в двери номера в очередной раз постучали, Еву передернуло. О нет… Теперь ей точно не избежать выговора. Ей нечего было ответить на его вопрос, и когда он метнулся к двери, с явным намерием уничтожить все живое за ней, только тихо пробурчала:
- Любовника…
Лениво потянувшись в постели, Ева уставилась в потолок. Раздался разгневанный крик и теперь ее не покидала шальная мысль, что если Эрик не успокоится, им некуда будет прятать трупы. Здравый смысл если и был ей присущь, то точьно не в том случае, когда включалась неуемная фантазия. Но трупы и правда нужно где-то прятать. Неожиданная тишина в коридоре настораживала. На всякий случай, Батори решила не ждать и, воспользовавшись моментом, проскочить в ванную. Она уже накинула халатик, когда в комнату вошел муж. Это выражение его лица было ей знакомо и не оно не предвещало ничего хорошего. Заметив конверт она лишь хмыкнула. Если он сейчас заявит, что у него появились срочные дела и испортит ей отпуск, убивать будет уже Ева.
- Чем нас решили порадовать на этот раз?
Присев на краешек кровати, Батори выжидающе посмотрела на мужа. Ее не покидало стойкое ощущение, что сегодня будет непростой день.

+1


Вы здесь » FRPG «Southern house» » игра со временем; » Все боятся мертвых, а надо живых.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC